Приключения во дворе

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12

VIII


Взвизгнул, вскочив на дыбы, разъярившийся конь,

Грива горой; из ноздрей, как из печи, огонь.

Жуковский. Рыцарь Роллон”.

На другое утро, в пятницу, в Чугуеве базарный день, спозаранку ворота в наш двор были отворены, и к нам везли с базара на волах высокие возы с сеном, а на конях возы поменьше.

Посреди двора складывали громадный скирд сена; весь двор был засорен душистым сеном. Кроме того, везли еще, на волах же, возы с мешками овса, а некоторые возы поменьше также везли и на лошадях, маленьких поселянских клячах. Овес ссыпали в амбар, в закром. Освободив возы от клади, хозяева отпрягали лошадей, снимали ярма у волов и пристраивались к сторонке в ожидании расчета. Некоторые подкладывали скоту сенца, другие водили своих коней поить на Донец. Хохлы располагались под телегами и ели свиное сало с хлебом; нет, виноват, это по понедельникам свиное сало, а в пятницу ели тарань, которую долго надо было бить об телегу, чтобы она стала мягче и чтобы сухая кожа с чешуей отставала от твердого тонкого слоя мяса тарани.

Двор наш казался ярмаркой. Везде громко говорили люди, больше хохлы”: мне их язык казался смешным, и когда несколько погепанных хохловговорили громко и скоро, я почти ничего не понимал. Из разных деревень были люди: из Малиновки это близко, а были хохлы из Шелудковки, из Мохначей, из Гракова, из Коробочкиной, наши русские из Большой Бабки и других сел.

Батенька ездил на базар на высоком рыжем мерине смирная лошадь в плетеной натычанке [Натычанка легкая бричка с плетеным кузовом.]: надо было кое-что взятьс базара из провизии.

Приехав домой, он проверил возы и, пока складывали скирды сена и ссыпали овес, пил чай. Мы уже все напились раньше: с базара он всегда опаздывал.

Наконец батенька вышел на крыльцо с табуреткой и счетами в руках. Ему принесли стул и еще один стул для маменьки.

Мать, а мать! Записка у тебя? Иди-бо! Ну-ка, читай, а я буду на счетах считать.

Маменька стала читать по его записке.

Три воза из Гракова, воловых девять рублей.

Да, это хорошее сенцо, пырей чистый, степное; так девять рублей, щёлк, щёлк.

Один воз конский один рубль двадцать копеек.

А это из Мохначей луговое дрянцо; ну да сойдет теперь и это; мешать будем.

Из Коробочкиной пять возов по два рубля семь гривен. Из Шелудковки четыре воза конских по рублю тридцать копеек.

Ага, хорошие возы парные пять рублей двадцать копеек, щёлк, щёлк, щёлк, щёлк.

Некоторые собственники подошли к самому крыльцу, сели внизу ждать расчета по очереди, а другие просили рассчитать их, отпустить: они были издалека из-под Гнилицы.

Сейчас, сейчас. Посидите, подождите, говорил батенька. По два сорок, по два сорок...

Семь рублей двадцать копеек, помогает маменька. Батенька вынимает, отстегнув жилетку, туго набитый деньгами засаленный бумажник. Бумажки разные старые, разорванные, склеенные. И все одна к другой: вот синеватые, вот розоватые, и беленькие есть, только все грязные, рваные и лохматые.

Ну-ка, мать, достань из сундука, принеси сюда рубли для расчета и мелочь.

Маменька принесла длинный-длинный кошель, вроде колбасы или чулка, набитый серебряными рублями, только ребра заметны.

Стали рассчитываться.

Ну, граковцы, говорит батенька, вам девять рублей, вот вам двум по трешнице, а тебе три серебряных карбованца.

На табуретке лежала кучка серебра.

Рубли были разные: некоторые были стерты и блестели, некоторые с крестами, а другие старые, с орлами и с Петром I.

А были большие, которые стоили полтора рубля; их называли талярами.

Уже довольно долго шел расчет. Некоторые хохлы медлительно и недоверчиво считали свои деньги. Один не брал пятирублевый с оторванным и приклеенным уголком, а другой никак не мог сосчитать семь гривен серебром и медью: все жаловался, что ему недодали. Некоторые уже начали запрягать своих коней и выезжать со двора.

И вот один мужичок, свалив свои два мешка в амбар, распряг кобылу, привязал у дверей сарая и пошел напиться воды. Кобыленка-кляча запарилась и вся закурчавилась, пока довезла свой воз. Увидел ее вороной жеребец, что стоял за перегородкой на цепи. Захрапел, заржал и так рванулся к этой кобыленке, что вырвал вместе с цепью и кол от яслей, на который крепко наматывалась цепь, перепрыгнул через перилину и сломал жердь. Кобыленка споткнулась об оглобли, смялась под телегу. Жеребец черный огромными копытами попал в тележонку и перекувырнул ее всю она затрещала и полетела кубарем... Грива длинная горой развевается. Хвост жеребец поставил, как знамя, и махал им на весь двор. Он стал носиться по всему двору между людьми, ярмами и телегами. Некоторые люди попадали со страху, попрятались под телеги; некоторых зашиб он до крови, а сам носится, храпит, ржет... Сила!.. Страсть!.. Наконец люди, кто посмелей, схватились за колья, чтобы наступать на чудовище.

Черное блестящее чудовище с цепью на шее и колом прыгает через телеги, звенит цепью, а кол скачет, того и гляди, заденет кого-нибудь. Взметнулись дико волы, завизжали, ошалев, лошади. Дым коромыслом! Заржали лошади в конюшне.

Стойте! Стойте! кричит батенька с крыльца. Разве так можно?! Что вы делаете? Бросьте колья!

Мужики с кольями от страху бросились в стороны: кто на тын, кто на сарай, кто на крыльцо.

Батенька бросил все деньги и побежал к жеребцу...

В это время Гришка уже бежал за жеребцом, поймал кол и ухватился за него, передвинулся к цепи, поближе к морде страшилища. С другой стороны Бориска бросился и схватил коня под уздцы. Гришка уже сидел на черном дьяволе, перекинул ему цепь на морду и ударил его кулаком по макушке. Жеребец даже присел и шатнулся...

Ах ты, сукин сын!.. кричит с досадой батенька. А если бы тебя так?! Ведь так можно убить жеребца!..

Он подошел и взял за ноздри чудовище вот бесстрашный! Из ноздрей пар и огонь. Глаза на черной голове белыми белками косили страшно. Как это батенька не боится?..

Разве он виноват! Ишь какой колышек пристроили! Это вам не теленок в хлеву.

Вдруг жеребец опять заметил кобылу, заржал и так рванулся в ее сторону, что его едва-едва не выпустили. Но Гришка круто повернул его назад, к воротам, цепь в морду врезалась.

Ах ты, боже мой! Вот люди! Как малые дети не понимают!.. Да что же ты не уведешь свою кобылу со двора? в досаде кричит батенька на собственника кобылы.

А тот, бедняга, стоял перед своей разбитой телегой, как помешанный, и не знал, что делать; другой шел к нему на подмогу с разбитой рукой: из пальца лила кровь.

Ах ты, господи! кричит батенька. Ну, уж проезжайте, Гришка и Бориска, с жеребцом, проведите его немного по улице, пока эти с телегой и кобылой уберутся.

Прошу вас, любезные, упрашивает батенька, у кого кобылы, отведите их вон туда, за сарай, дайте жеребца провести и поставить на место.

И он пошел на крыльцо, где маменька в страхе ждала, чем кончится эта суматоха.

А! Хай йому халепа! [Хай йому халепа! (укр.) Ну его к черту!] О це як би знав! Та нi за що не поiхав би у цей двiр, говорит отчаянно хохол.

Стали опять считать и продолжать расчет.

Наконец жеребца торжественно провели на его место и долго там возились; укрепили бревна для цепей и загородили его так, чтобы уже не выпускать: и воду и корм ему носили в стойло.

В конце расчета все потерпевшие от буйства жеребца подошли к крыльцу обиженные и сердитые.

Коробчане были на первом плане, покашливают, жмутся.

Мы не причинны, хозяин, ты должен заплатить нам убытки.

Да какие же у вас убытки? говорит в досаде батенька. Боже мой милостивый! Ведь вы расчет получили?

Как же, хозяин: этому телегу разбили, тому палец перешиб, а вон этот до синяков головою об оглоблю брякнулся надо заплатить. Мы так не уедем со двора.

Вот уж и платить? Да постойте, коли такое дело; телегу мы тебе сейчас починим. Гришка! Борис! Сколотите ему его телегу: там, я видел, только одна люшня [Люшня (лушня) кривой кусок дерева; верхним концом он упирается в верхнюю связь телеги, а нижний его конец надевают на ось.] вчистую сломана; поди, Бориска, вон там из кольев приделай ему пока новую люшню. А тебе палец сейчас перевяжут. Вот как бывало в походах. Мать, промойте ему чистой водой палец да завяжите чистой тряпочкой... Елёха-воха! Воины-служаки: по семи пар сапог у вас дома. А вот мы служили семеро в одном сапоге ходили.

И он их обвел веселыми глазами.

Потерпевшие рассмеялись слегка; выступил один знакомый из отставных, сослуживец отца.

Уж ты, Ихим Василич, дай-ка нам на кварту, мы и разопьем за твое здоровье.

Ах! Елёха-воха! Ну, уж будь по-вашему. Мать, достань им сорок копеек, нехай они зеньки зальют.

Ну, вот и прощенья просим! Привозить ли к будущему базару сено, овес? кричит весело удаляющаяся куча.

Везите, везите, корму в городе много надо; не я, так другой заберет.

Понемногу разошлись, уехали.

Ах ты, господи! говорит сквозь слезы досады маменька. И зачем ты этого Ирода, прости господи, привел сюда? Ведь это ж... страсть-то какая! Смерть...

Да, вот с вами бы на печке сидел да картошку с маслом ел! Только была ли бы у нас картошка! Ась? То-то, говорит внушительно батенька. Это конь заказной, производитель”. Это на завод графу Гендрикову поведем. Вот управимся немного, и надо вести.

Гришку этот конь знал и любил, так и следил за ним глазами. А на других, кто еще издали к загородке подходит, храпит, поворачивается. Теперь Гришка ему и цепь снял; крепко загородили его в стойле, высокие стены поставили, не перескочить. Доняшка говорит: оттого и смирен с ним вороной, что Гришка его кормит и поит, это всегда.

Гришка всегда добрый и веселый без забот.

Жили бедно да и будя; носили сумку теперь две. Те жили-горевали ходить не в чем; теперь господь привел надеть нечего”.

И поет себе свою любимую:

Ой, дождик, дождик!
Да не силен, не дробен,
Да не ситечком сея,
Ведром поливая.
Брат по сеням ходя,
Сестру потешая:
Сестрица меньшая,
Да расти ж ты большая,
Я отдам тебя замуж,
Да в чужую деревню.
Да в чужую деревню,
Да в согласную семью.

Любит он смеяться над Доняшкой. Начнет:

Не любишь мене? Уж погоди, пойду к кузнецу, закажу ему любжу, тогда не будешь от меня рыло отворачивать. Смеешься? Погоди, не до смеха тебе будет... рыжая.

Ы-ы!.. Стогнидый... злится Доняшка.

Что? Некогда? Иди, иди. У вас дело кишить бураки крошить, поп к обедни звоня, пастух стадо гоня... А тут еще ребенок у.....

1|2|3|4|5|6|7|8|9|10|11|12


27

29

13



 

Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Репин Илья. Сайт художника.